Dark Kingdom - Splinters of Souls

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Kingdom - Splinters of Souls » Жилые районы » Дом Джеймся Стивенсона


Дом Джеймся Стивенсона

Сообщений 21 страница 40 из 46

21

По весьма участившемуся дыханию Катце, Джеймс понял, что довел его до предела.
И вот сейчас его друг, как скала, возвышается над ним, не прерывая зрительного контакта, медленно раздевается, устраняя последнее препятствие для их близости. Джеймс не выдержал и застонал, он слегка приподнялся на локтях и наблюдал за Катце. Губы пересохли, и Джеймс интуитивно облизал их, чувствуя на языке солоноватый привкус страсти Катце. Джеймс закрыл глаза, и опустился на ковер. Не было сил выдержать, этот полный страсти взгляд синих глаз. Да синих, как ночное небо и горящих как звезды. Этот взгляд околдовывал, сковывал и подчинял. Джеймс ничего не мог с собой поделать. Мир для него сузился до этой комнаты и человека рядом с ним. До человека, как и он сам. Остальное не важно, не сейчас. Сейчас главное это то, что…Ах-хм. Ну что он медлит.
Джеймс открыл глаза и увидел, что Лиах, оглядывает комнату в поисках чего-то. Улыбка появилась у него на губах.
- Ммм, Катце  - дрожащим от возбуждения голосом – там, на столике – сил говорить больше не было. Он махнул рукой в направлении столика возле окна, и просто наблюдал за Катце. За его грациозными движениями. Как он, быстро нашел, что искал, и медленно приближался к Джеймсу. Он, снова, завладел вниманием Джеймса, и синие глаза больше не отпускали ни на мгновение. И вот уже в следующий миг, такие желанные губы вернулись к его губам, в страстном и яростном поцелуе. Джеймс лишь на секунду сумел от них оторваться, что бы прошептать
- Ммм. Возьми меня, сейчас. Прошу. Ах-хм. Я больше не выдержу. – И вновь продолжил поцелуй.

22

Кожа к коже, максимально близко, максимально тесно. Влажная и соленая, пахнущая чем-то дурманящим. Джеймсом. Запах сводил с ума, не давая мыслить, не давая сосредоточиться. Катце страстно целовал любовника, губы (такие мягкие и податливые сейчас, такие твердые и неприклонные всегда), лицо (такое восхитительно-прекрасное сейчас, такое неприступно-холодное всегда), шею (такую доступную сейчас, такую дразнящую всегда). Катце спускался поцелуями по подтянутому, мускулистому телу, покрытому испариной, гладил влажную кожу руками, задевая самые чувствительные точки, ласкал распущенными волосами. Как же он хотел выполнить просьбу Джеймса. Взять его прямо сейчас... Но Катце, на грани сознания еще понимал, что так не следует поступать, поэтому он поцелуями спускался ниже. Джеймс извивался под ним и стонал, и Лиаху хотелось пить эти стоны с самых губ, но он еще контролировал себя. Сорваться он еще успеет.
Катце раздвинул ноги Джеймса, устраиваясь между ними. Поцелуями прочертил дорожку по лобку, щекой потеревшись о возбужденный член. Покрыл его поцелуями, в это время открывая найденый тюбик и выдавливая на пальцы прозрачную массу. Провел всей поверхностью языка от основания до кончика, захватив губами головку и дрозня языком кончик. Провел пальцами по анусу, поглаживая, лаская, и ввел один палец, одновременно погрузив член полностью в рот.
Катце бережно растягивал любовника, отвлекая того от вторжения, то посасывая возбужденную плоть, то облизывая яички. Когда мужчина добавил третий палец и, найдя нужный угол, задел простату, Джеймс вскрикнул и продолжительно, на выдохе застонал. Этот стон стал последней каплей. Лиах не выдержал этой пытки и, свободной рукой смазав свой член и закинув ноги Джеймса себе на плечи, резко вошел, неуловимо заменив пальцы. Ноги блондина съехали к сгибу локтей Катце, когда тот, замерев в любовнике (что бы тот привык к его члену), наклонился, захватив манящие губы в страстный поцелуй.

23

Страстный поцелуй Катце, заглушил вскрик Джеймса. Вспышка боли, вызванная первым вторжением, прошла, оставляя ощущения наполненности. В привкусе поцелуя появился вкус железа. Интересно, на что будут похожи их губы завтра, завтра… о будущем совершенно не хотелось думать. Только здесь и сейчас. Здесь и сейчас эти требовательные губы, которые Джеймс так беспощадно кусал в кровь. И так восхитительно чувствовать его,  внутри себя. Катце, не двигался, давая привыкнуть, и это было похоже на пытку, сладкую пытку. Так хотелось ощутить, почувствовать, как горячая плоть двигается внутри него, проникая все глубже и глубже доставляя неземное блаженство. Джеймс толкнулся навстречу Катце, давая понять, что он полностью готов для продолжения.

24

Удовольствие от того, что Катце находился внутри Джеймса, причудливо мешалось с жгучими ощущениями на спине и губах. В поцелуе переплитались вкусы плоти и крови, вызывая в голове сплошной туман. Катце снова зарычал-застонал, когда Джеймс двинулся навстречу, требуя продолжения, и немного качнул бедрами, попробовав выйти, и вернулся обратно. Внутри любовника было жарко и тесно, но Лиах инстинктивно двигался медленно, раскачиваясь, что бы, во-первых, продлить удовольствие-пытку, а во-вторых, не причинить Джеймсу ненужной боли.
Катце придерживал любовника за бедра, на краю сознания понимая, в чем был не прав. Полностью войдя в партнера, Лиах на мгновение прервал поцелуй, пересаживаясь на колени и подтягивая любовника к себе, после чего заставил Джеймса поднятся, оказавшись на Катце верхом. Внутринности скрутило от возбуждения, когда между их телами оказалась зажата возбужденная плоть писателя. Лиах обнял любовника, прижимая к себе, сильными пальцами поглаживая-массируя мускулистую, влажную спину, губами и зубами терзая то мочку уха, то шею. Ноги и руки Джеймса обвили его тело, и Шенно, пальцами одной руки зарывшись в золотые волосы, лаская затылок и заднюю часть шеи, вторую руку опустил на бедра партнера, поддерживая его и направляя. Катце задавал ритм: медленно выходя из Джеймса почти полностью, и резко входя в него обратно, задевая простату. Мужчина стонал-рычал, сначала гортанно, едва слышно, но с каждым толчком все громче, но темпа не меняя.

25

Ритм казался слишком медленным и рваным. Хотелось, задать свой, но сильные руки Катце, не давали сбиться с того, выбранного им темпа. От этого нестерпимого желания, Джеймсу хотелось кричать, стонать. Он безжалостно впивался острыми зубками в плече Лиаха, оставляя на нем, весьма красноречивые бордовые следы укусов. Руками Джеймс обнял Катце за плечи, сжимая и царапая кожу на лопатках, и периодически, зарываясь пальцами в роскошную гриву волос Катце. Иногда он откидывал голову назад, подставляя шею, под беспощадные, но такие манящие губы. Хотелось ощутить все и сразу. Джеймс прильнул к уже весьма припухшим и покусанным губам, и запечатлел на них страстный поцелуй, но, не углубляя его, стал прокладывать, маленькими, едва ощутимыми поцелуями, дорожку к левому уху Катце, и в промежутки между сильными толчками любовника, горячо зашептал.
- Ммм, ах,…с тобой так хорошо…так. Пожалуйста,… не сдерживайся, нет ахм, … не нужно.  - И впился в венку на шее, оставляя на ней красное пятнышко.

26

От шепота Джеймса Катце зарычал и, впившись пальцами в бедро любовника, начал увеличивать темп, теряя голову. Яркость и насыщенность ощущений казались безумием. Сладостным и сводящим с ума. Джеймс стонал слишком сладко. Лиах зарылся рукой в золотые волосы и, массируя кожу, повернул Джеймса лицом к себе, целуя. Губы уже болели, но ловить прерывестое дыхание было блаженством. И хотелось еще сильнее слиться с этим восхитительным человеком. Хотелось стать ближе, хотелось стать одним целым.
Катце облизывал приоткрытые губы Джеймса, врываясь в его тело так же стремительно, как и покидал его. Оставалось только ...
Провести пальцами вдоль позвоночника, погладить между лопатками, опустить руку на вторую ягодицу, провести по бедру... и запустить кисть между двух горячих тел, что бы обхватить возбужденную плоть Джеймса. Подразнить головку большим пальцем и, обхватив член ладонью, постепенно подхватить ритм всего тела. Доставить удовольствие. Наверно желание Катце было немного эгоистичным, но ему действительно хотелось доставить неземное удовольствие партнеру. Удовольствие, которое он не сможет забыть.
А перед глазами все чаще вспыхивали "звезды" и стоны-рычания Лиаха становились громче, словно наростали вместе с возбуждением, готовые взорваться.

27

Бешеный ритм, сильные толчки, сводящие с ума ласки. Как только рука Катце коснулась его члена, и стала двигаться в том же ритме что и их тела. Только одна мысль была в голове у Джеймса. Еще мгновение.  Еще мгновение и все.  Перед глазами были только яркие вспышки света, то синие, то красные, то белые. Больше он не мог сдерживаться.
- Я…ммм, я больше не могу. Я сейчас…ахм.
Джеймс изогнулся и замер, откидывая голову и глубоко втягивая воздух. Его тело несколько раз судорожно сжалось, выплескивая на Катце горячее семя.
Катце впился в подставленную шею Джеймса, продолжая быстрые толчки. Вокруг остались только разгоряченное тело, прижатое к его, сводящий с ума запах и быстрый ритм. В последний раз, войдя в любовника на всю длину, Катце кончил в ошеломляющем оргазме, замерев, судорожно прижимая уже обмякшего Джеймса к себе, рыча, словно дикий зверь... страсть Катце всегда была очень громкой.
Перед глазами была темнота, а в голове пустота и туман. Катце как-то лениво провел широкими ладонями по влажной спине, отпуская бедро, покрывал шею успокаивающими поцелуями, посасывая мочку уха.
- Джей, - прошептал Лиах, на ухо любовнику. По телу растекалась усталость и удовлетворение. Мужчина продолжал покрывать спину и шею Джеймса ленивыми, нежными ласками, думая о том, что идти сразу в постель не лучший вариант. - Джей, я тебя сейчас в ванну понесу, - зачем-то предупредил Катце, улыбаясь. Ситуация казалась немного абсурдной и смешной, но легкость, которую мужчина ощущал, позволяла ему быть беззаботным и чуть-чуть игривым ... на большее не хватало сил.
Катце поднялся ... не легко, но с первого раза, все так же прижимая Джеймса к себе.
Идти, двигаться, даже говорить совершенно не хотелось. На какие то мгновения Джеймс перестал даже дышать. Во всем теле чувствовалась приятная усталость от только что испытанного оргазма.
Сквозь пелену, наступающего сна, на гране блаженства Джеймс услышал голос Лиаха - Джей - Джей, я тебя сейчас в ванну понесу, - и эти успокаивающие, нежные прикосновения сильных рук. Понадобилось несколько мгновений, пока Джеймс пытался понять, что ему только что сказали. И просто кивнул. Потом, он почувствовал, как Катце поднимается вместе с ним. А, он говорил о ванне. Джеймс покрепче обнял Лиаха за плечи, уткнулся носом в его шею, вдыхая аромат разгоряченного тела.

Отредактировано Джеймс Стивенсон (2007-06-05 18:08:33)

28

Катце удобнее перехватил Джеймса, что бы тот не сверзился, и направился в ванную комнату с легким креном то в право, то в лево. Где эта самая комната располагается, мужчина уже знал, благодаря некоторым своим привычкам. Теплое дыхание Джеймса щекотало шею, а коротко стриженные волосы - ухо.
- Джей, потерпи немного, не засыпай, - шептал Катце, с сомнением глядя на душевую кабинку. В том, что Джеймс будет терпеливо стоять, Лиах как-то сомневлся. Зато, посмотрев с интересом на ведущую из ванной комнаты перегородку и открыв ее, Катце обнаружил бассейн с горячим источником. Этот вариант ему понравился больше. Особенно если учесть, что там уже все было готово: видимо писатель каждый вечер сюда наведывается.
Шенно подошел к краю бассейна и осторожно попробовал ногой воду, от которой исходил пар. Температура была терпимая, и Катце аккуратно вошел в воду, опускаясь в нее... зашипел от неожидано жгучей боли на спине, чуть было не выскочив из бассейна словно ошпаренный кот, но сдержался, усадив Джеймса.
- По ощущениям, мне уже страшно подумать, что с моей спиной, - хрипло рассмеялся мужчина, проведя мокрой ладонью по лбу друга, отводя светлые пряди.
Не открывая глаз, Джеймс как в тумане, пытался понять, где он находится. А ванна, точно. Приятное тепло окутало тело, когда Катце бережно опустил его в воду. Он почувствовал, мокрую руку Лиаха, на своем лице, интуитивно поймал ее, своими руками и поцеловал в раскрытую ладонь. Потерся об нее носом и отпустил.  Нехотя открыл глаза и посмотрел на Катце сонными глазами. Потянулся к его губам, но лишь легко коснулся щеки.
- Все было очень хорошо. Спасибо, - Джеймс улыбался, улыбался как ребенок. Он думал, что и забыл, как вообще улыбается. А тут. - Ммм, ванна это хорошо, вообще все хорошо, - Он определенно повторяется. Но другие слова просто не приходили ему в голову, он их просто забыл. - Знаешь, я очень хочу спать, - с этими словами, Джеймс обнял Лиаха руками, и просто отключился. Джеймс еще бормотал что-то бессвязное, cлова его больше были похожи на урчание котенка.
Катце улыбнулся, ласково потрепав Джеймса по волосам. Звезды! Откуда только берется эта сентиментальность и нежность при взгляде на него сейчас? Мужчина осторожно разомкнул руки Джеймса и аккуратно усадил его так, что бы он не свалился в бассейн и не нуждался в дополнительной поддержке от Лиаха. Найдя все необходимое, Катце осторожно омыл друга, опустил его в воду так, что бы сполоснуть светлые волосы, протер лицо, на котором играла мягкая улыбка. Не удержался и поцеловал в уголок губ.
- И где ты только прячешь это сокровище, чудовище мое? - прошептал Шенно.
Джеймс периодически начинал что-то бормотать и прижиматься к Лиаху, а сам Лиах только нежно улыбался, сам того не замечая.
Снова устроив Джеймса поудобнее, Катце быстро ополоснулся сам, заставив себя предворительно нырнуть. Спина все же привыкла к жгучим ощущениям. Наскоро вытеревшись, Катце вытащил и Джеймса, закутав его в полотенце и подхватив на руки. Комнату Лиах нашел в глубине дома. Скинув с кровати черное вышитое покрывало, он посадил Джеймса на край и просушил его волосы.
- Вот теперь можно и на боковую, - прошептал Катце, проведя пальцем по покрытой засосами и укусами шее Джеймса. Его голова покоилась на плече Шенно. - И ты прав. Все было прекрасно, - мужчина улыбнулся, укладывая друга под одеяло, откинув полотенце в сторону, и залезая туда же сам. Джеймс перевернулся на бок и подтянул к груди колени, словно бы мерз. Но поза была слишком расcлабленной, видимо ему было так удобно. Лиах устроился сзади, прижимаясь к спине блондина грудью, обнимая за талию, грея. - Звездных снов, Джей, - пробормотал Катце куда-то в сгиб шеи и плеча, проваливаясь в сон.

Отредактировано Шенно Лиах (2007-06-06 10:24:33)

29

И вот опять ему снился тот мир. Прошлый, темный, безумный мир. Мир, в котором ведешь постоянную борьбу за свою жизнь. События в ускоренном ритме мелькали перед глазами. Постоянно возвращаясь к последним дням его жизни демоном. Потом вдруг все исчезло. Стало так тихо, тихо. Джедайт огляделся по сторонам. Он стоял на воде, темной, как и небо над его головой. И на линии горизонта небо сливалось с водой. Джедайт посмотрел на небо. Оно было усыпано миллиардами блестящих огней. Звезды сияли и переливались совершенно невероятными цветами. Почему-то стало невыносимо тоскливо от созерцания этого вида. Он опустил голову, но в воде отражались те же звезды и он. Бледное лицо, и сумасшедший блестящий взгляд. Джедайт разозлился сам на себя за такую реакцию. Он топнул по воде, разгоняя свое отражение, и зажмурился, произнося при этом – Пусть все исчезнет, не хочу больше ничего видеть, ничего. Особенно эти звезды. Когда он открыл глаза, он находился в странной пещере. Вокруг было темно и холодно, в самом центре пещеры находился светящийся кристалл, с человеческий рост. Джеймс медленно подходил к нему, не забывая об осторожности. Кристалл, вернее ледяная глыба, как выяснил Джеймс, была покрыта пылью. Он осторожно прикоснулся к ней, как бы боясь, что она может рассыпаться. И слегка провел рукой по пыльной поверхности. И вскрикнул от неожиданности. В глыбе льда был человек. Так похожий, на Джеймса. Может,  это и был он. Джеймс ничего, не понимая, принялся смахивать пыль со всего кристалла. Лицо человека, находящегося в нем. Было перекошено от ужаса. Джеймс так отчаянно хотел ему помочь. Ему, почему-то было невыносимо больно видеть на этом лице столь ужасную гримасу боли и страха. Он стал колотить по льдине руками. Кричать и просить человека немного потерпеть. Что он ему поможет обязательно. Чтобы то не боялся. Здраво рассуждать Джеймс уже не мог. Он колотил что есть силы по льду и, вдруг, раздался треск, и льдина рассыпалась, но там не было никого. Только осколки льда. Джеймс сел на колени и заплакал. Он сам не понимал почему. Он так хотел спасти его, но кого. Джеймс и сам не понимал. Он продолжал плакать, и его трясло от холода. Вдруг, как из далека он услышал мягкий успокаивающий голос, вырывающий его из кошмара. Вокруг снова стало темно, но по-другому. Не было этого пугающего чувства пустоты и одиночества. Он почувствовал. что его кто то обнимает и шепчет его имя. Так тепло и уютно было в этих объятьях. Джеймс снова засыпал, но ему больше не было холодно.

30

Лиах проснулся резко, словно бы вынырнул из темной воды на поверхность. Он все так же прижимался к теплой спине Джеймса, обнимая его, поймав его кисть в свою и переплетая пальцы. Он не помнил, как и когда это сделал. А может это был и не он? Катце чуть приподнялся, всматриваясь в точеный профиль спящего любовника. Поцеловал плечо, не желая пока будить Джеймса, поймал губами краешек уха ... и, осторожно высвободив руку, словно бы вытек из-под одеяла, покидая кровать. Хотелось банальных вещей: в туалет и пить.
Прохладный ночной воздух окутал его тело, заставив кожу покрыться мурашками, но мужчина лишь передернул плечами, словно бы скидывая с них прохладную ткань плаща, и направился в ванную. Яркий свет ударил в глаза, ослепив на некоторое время, что Лиах пожалел о содеянном. Открыть глаза полностью удалось только возле раковины, когда мужчина мыл руки. Вид в зеркале его немного обескуражил. Морда довольная, но потрепанная. Причем не хило потрепанная. Лиах осторожно прикоснулся пальцами к припухшим губам и с интересом развернулся спиной к зеркальной поверхности.
- Дааа, Джеймс ... - пробормотал парень, не зная: то ли удивляться, то ли радоваться ... то ли искать подвоха. Мысль Катце не только не договорил, но и не додумал, отправляясь на кухню искать воду.
По гостиной были разбросаны их вещи, и одиноко стояли бутылки: две пустые и одна наполовину полная. Катце проходя мимо, нашел в брюках свой сотовый. Посмотрел время. Пятый час. Всего каких-то несколько минут. Взгляд мужчины упал на бархатную коробочку. Что ж, он видел в спальне низенький столик.
В спальню он вернулся с сотовым, подарком и со стаканом на горлышке бутылки с минеральной водой, которую он нашел в холодильнике и успел основательно ее опустошить. Тихие звуки, доносившиеся с кровати, насторожили Катце настолько, что он замер на пороге, прислушиваясь. А когда понял, что это может быть, стремительно пересек оставшееся расстояние, составил свои находки на столик и нырнул обратно под одеяло, обнимая Джеймса, прижимая к себе, заставив лечь его так, что бы золотая макушка покоилась на плече, и шепча, что-то успокаивающее, бессмысленное для них обоих, но очень важное. И все время целуя лоб и весок, поглаживая спину одной рукой и сжимая прохладную ладонь Джеймса другой. Успокаивая, дожидаясь, когда дыхание друга станет ровным и спокойным, проваливаясь в дрему, наполненную теплом, уютом и немного непонятной тревогой.
Второй раз Катце проснулся все в такой же темной комнате. Впечатление было, будто он проспал как минимум еще часа три, но зная по опыту в лучшем случае прошло с полчаса. Джеймс был в его объятиях, такой теплый и близкий. Воспоминания о прошедшем вечере будоражили и возбуждали. Проведя рукой по спине и погладив упругие ягодицы любовника, Катце наклонился к лицу Джеймса и нежно, ласково поцеловал в губы, лаская их языком и своими губами.

Отредактировано Шенно Лиах (2007-06-06 14:44:15)

31

Ему было так тепло и уютно, что просыпаться совершенно не хотелось. Но чьи-то настойчивые губы уверяли его в обратном. Кто бы это мог быть? Их прикосновения были такими нежными, Джеймс почувствовал себя очень счастливым, но не мог понять почему. Наверное, это сон, просто сон. Очередной кошмар, призрак прошлого пришедший мучить и терзать его душу. Но до чего же приятный кошмар. Хотя все же стоит проснуться. Решив это для себя, Джеймс нехотя открыл глаза, и тут же зажмурился. Нет, это не сон. Совсем не сон.  Его на самом деле целуют, и эти губы, впрочем, как и руки ласкающие Джеймса принадлежат его другу – Лиаху. Неужели… Додумать он не успел. Вся прошедшая ночь, яркими картинками, вспыхнула в его голове, когда поцелуй Катце стал более требовательным. Джеймс хотел высвободиться из этих объятий и хоть как-то привести свои мысли в порядок. Понять, что произошло и вообще… Но вместо этого приоткрыл свой рот, позволяя языку Катце проникнуть в него и ответил на поцелуй.

Отредактировано Джеймс Стивенсон (2007-06-06 15:02:39)

32

Катце углубил поцелуй, как только почувствовал, что Джеймс проснулся. Он на это не рассчитывал, лаская мягкие губы, но возбуждение нарастало, и пробуждение друга стало приятной неожиданностью, а его ответ на поцелуй - утренним подарком. Вечерняя всепоглощающая страсть, подпитанная алкоголем и долгой разлукой, ушла, оставив после себя утреннюю нежность и ласку.
Лиах провел ладонью по спине, зарываясь в золотые волосы, массируя затылок, и снова опустил ее на спину, лаская между лопаток. Второй рукой мужчина сжимал кисть Джеймса, прижимая ее к своей груди. Джеймс почти лежал на нем. Поцелуй кончился, но Катце все равно продолжал покрывать губы любовника легкими поцелуями-касаниями, словно не мог даже допустить мысли о том, что бы оторваться от них насовсем.
- Доброе утро, Джей, - тихим баритоном проговорил Лиах, целуя уже не только губы любовника, но и покрывая поцелуями лицо: тонкие крылья ноздрей, трепещущие ресницы, уголки глаз, висок, скулу. - Как ты себя чувствуешь? - легкое беспокойство и тревога. Теплая ладонь погладила плечо, скользнула на бок, переместилась на бедро. Катце совершенно не хотел углубляться в самоанализ, выясняя, почему ему сейчас так хорошо и так не хочется, что бы это мгновение заканчивалось. Он привык принимать от жизни всё.

33

Джеймс все еще непонимающе смотрел на Лиаха. Теперь он вообще ничего не понимал. Как он себя чувствует, да он вообще в шоке. Как еще можно себя чувствовать, проснувшись утром в одной постели и лучшим другом, всегда отдававшим предпочтение женскому полу и тут на тебе – Доброе утро, Джей. Нет, это просто невозможно. Наверное, они просто спали вместе, они ведь и раньше целовались, но по ощущениям тела, только поцелуями они вчера явно не ограничились. Джеймс обнаженным бедром почувствовал, что Лиах немного возбужден. Что, обнаженным.?!  Нда, это было последним доказательством, того что они…О да! Вот это номер.! И что же теперь его друг думает о нем, Джеймсе?   Этот монолог Джеймс продолжал вести сам с собой, пока Катце покрывал его лицо поцелуями, а его теплая ладонь скользила по телу писателя. Это нужно прекратить немедленно, иначе можно зайти слишком далеко – противненький голосочек в голове у Джеймса уверял, что дальше зайти просто некуда, разве что продолжить... Джеймс высвободил свои руку, из руки Катце. Уперся ее тому в грудь, отстраняя от себя.
– Подожди, остынь, пожалуйста. – Джеймс старался говорить уверенно, но голос не хотел его слушаться. Он срывался на хрип. В горле пересохло. – Мне кажется, кхкм… - говорить под взглядом Катце удавалось с трудом. В горле стоял комок. Таким нежным взглядом на него никто и никогда не смотрел. Никто, абсолютно.   От этих мыслей стало совсем не по себе.   Он же не может так поступить с Катце, ведь Джеймс просто неспособен,   на что не способен Джеймс, додумать ему так и не дали. Перед его глазами оказался стакан с водой и нежная улыбка, весьма покусанных губ. Нда. Джеймс сделал несколько глотков, стараясь пить медленно, что бы собраться с мыслями, получалось плохо. Катце смотрел на него так, так…Что под этим взглядом, он чувствовал себя невинным школьником. Хотелось закутаться в одеяло и не вылезать из него. И в то же время хотелось прижаться к этому телу, ощутить его тепло и даже… Вода в стакане кончилась, и причины не продолжать разговор просто не было. Джеймс сделал глубокий вдох, а на выдохе понял,   что абсолютно не знает о чем говорить. Просто не знает. Он надеялся, что Катце сам все поймет, и эта ночь останется в прошлом. Только бы мы остались друзьями. Джеймс не хотел говорить тех грубых слов, что часто слетали с его губ очередному любовнику, решившему, что это что-то большее чес секс. Но с Катце, Джеймс и сам не знал, что это было.
Ему вдруг стало так страшно, как во сне, когда он увидел Джедайта замурованного в глыбе льда. Джемс всхлипнул и уткнулся в изгиб шеи и плеча Катце и зашептал
- Прости меня пожалуйста, я не хотел. Я вообще не понимаю, что на меня нашло. я не должен был.  – хотя подсознательно он и понимал почему именно Катце, но он никогда и никому об этом не скажет. Никогда. - Прости, прости…И замолчал, ожидая что скажет Катце.

34

Лиах нахмурился, легко обнимая поникшие плечи. Что он ненавидел больше всего, это когда кто-нибудь начинал жалеть о своих поступках. Особенно о тех поступках, которые совершить хотел. А Джеймс вчера очень даже хотел. И неожиданно Катце подумал о том, что наверно теперь Джеймс замкнется окончательно и сейчас он должен, просто обязан, найти нужные слова и жесты, что бы его друг понял, что прежде всего они друзья. Но "понять" и "сделать" - разные вещи, а сейчас Лиах не представлял, что это могут оказаться за _нужные слова_. Всезнающие Звезды! Дайте мне сил и ума все не испортить.
- Тебе не за что извиняться, Джей, - проговорил мужчина, зарываясь носом в светлые волосы и успокаивающе поглаживая плечо, - Глупый. Не хотел он. Не должен был, - Катце рассмеялся тихо, но искрене. - Джей, ты так говоришь, как будто _ты_ меня вчера износиловал, - мужчина поцеловал Джеймса за ушком, а потом заставил посмотреть себе в глаза, стараясь не рассмеятся, представляя себя в виде жертвы. Катце казалось, что откровенный ржачь сейчас будет неуместен. - Ты считаешь эту ночь ошибкой? Что ж. Мне жаль и, честно говоря, обидно, - Лиах улыбнулся, немного грустно, неожиданно понимая, что не хочет всех этих объяснений и на самом деле абсолютно ненужных слов. Он хочет только одного, что бы для Джеймса это не было эпизодом, о котором он не хочет вспоминать. - Знаешь, - Катце чуть поморщился, запуская свою пятерню в пышную, растрепанную гриву, - если эти слова всего лишь означали, что "Катце, ночь была великолепна, я ее никогда не забуду, но пойми, мы только друзья" ... мог бы так и сказать, - Шенно вопросительно посмотрел на Стивенсона, а потом тихо добавил, - Но если ты считаешь, что этот восхитительный эпизод в наших жизнях станет препядствием для нашей дружбы ... я, наверно, даже попытаюсь понять, - Хотя это будет сложно, Джей.

35

Слова Катце немного привели в чувство Джеймса. Он и сам не понимал, почему так реагирует, на произошедшее этой ночью. Он смотрел в глаза Лиаху и просто хотел понять, что эта ночь значила для того. Значит восхитительный эпизод в наших жизнях. Хм. Может ты и прав, восхитительный эпизод, который больше никогда не повториться. А жаль, но так, наверное, будет честнее. Джеймс еще раз глубоко вздохнул и уже более уверенным голосом ответил Катце.
- Ты прав Катце, мне нечего добавить. Все было просто восхитительно, и незабываемо – Да именно незабываемо, забыть такое просто невозможно. Джеймс улыбнулся и поцеловал Катце в губы. Просто коснулся их.  – Нашей дружбе это не помешает… - и помолчав немного добавил - Я не знаю как ты, а я вот еще не выспался. Поэтому, наверное, продолжу, прерванное тобой занятие. – С этими словами Джеймс отвернулся от Катце и, подтянув колени к груди, закрыл глаза и попытался уснуть. Да он ушел от разговора. Джеймс надеялся, что немного прийти в себя и подумать ему не помешает. И попытался уснуть.

36

Катце покачал головой, понимая, что разговор не закончен и отношения не выяснены. Просто отложены на неопределенный срок. Или все же определенный? Лиах понимал, что с большим бы облегчением услышал от Джеймса что-нибудь из серии: «Ты самонадеянный кретин, Катце!», - и последовавшие ухмылку и удар в плечо. А теперь Джеймс будет зарываться в себе, а сам Катце будет ходить вокруг да около, пытаясь понять, что бы такого сделать.
Сейчас Лиах только поправил одеяло на Джеймсе, взъерошил золотые волосы и прошептал:
- Извини, что разбудил, Джеймс, - встав с кровати, Катце подхватил свой сотовый и вышел из спальни, пробормотав себе под нос, - Звезды с тобой, Джей. Но закопаться окончательно я тебе все равно не дам.
В гостиной Катце подобрал свои плавки и брюки, оделся и вышел на крыльцо, доставая из кармана изрядно потрепанную и почти полную пачку «Lucia». Катце не курил, именно поэтому пачка долгие месяцы кочевала из одних брюк в другие, не желая заканчиваться. Именно поэтому ее вид желал лучшего, но мужчине было все равно. Усевшись на крыльцо, Лиах закурил, с наслаждением втягивая в себя цитрусовый аромат, и посмотрел на только-только начавшее светлеть небо. Но звезды еще подмигивали ему, и Катце захотелось потянуться к ним, услышать их мелодию и голоса… Лиах сделал еще одну затяжку, все так же наблюдая за далекими светилами, своими покровителями. Он спросит у них совета. Позже. Не сейчас. Возможно, он только зря паникует…
Катце вспомнил выражение лица Джеймса, его улыбку после. Открытую и светлую. Отчаянно захотелось увидеть ее опять … мужчина затянулся и выпустил в светлеющее небо дым. Утро, не смотря ни на что, было восхитительным.

37

Джеймс ворочался на кровати и никак не мог уснуть. Он находился в полудреме, мысли постоянно возвращали его к прошедшей ночи. К таким ярким и волнующим воспоминаниям. Он открыл глаза и огляделся. В комнате было тихо. Катце рядом не было. Джеймсу стало как-то даже грустно. Он почувствовал озноб, хотя в комнате было довольно тепло. Он сел на кровати и попытался проанализировать все, что произошло за прошедшее время. Сожалел ли он об их близости, взвесив все за и против? Решил, что нет, совсем не сожалеет. Это таки было чертовски хорошо. При этих мыслях, Джеймс невольно улыбнулся. Было бы между ними, что-нибудь, если бы они не напились, до потери контроля? Нет, это врят ли. Джеймс никогда бы не позволил себе перейти границу, даже если очень этого хотелось. Его больше беспокоило не то, что они переспали, а сами причины, по которым это произошло. Ведь без причины ничего и никогда не происходит. И почему Катце так легко к этому отнесся, Джеймс тоже не понимал. Может он сам создает проблему. И все.[i] Пока все эти мысли появлялись и исчезали у него в голове, Джеймс успел встать с кровати, надел пижамные черные брюки и, накинув на себя одеяло, решил отправиться на поиски Лиаха. [i]Необходимо закончить их разговор.
Побродив по коридорам, Джеймс прошел мимо гостиной, и заглянул в нее. Пустые бутылки, одежда, разбросанная на полу. Все напоминало о прошедшей ночи.
- Бедный мой коврик – при взгляде, на то, во что похож мягкий ковер у камина, по спине Джеймса побежали мурашки. Он так отчетливо представил себе, то, что вчера пришлось этому коврику пережить. – Так, стоп, все хватит воспоминаний – тряхнув головой, произнес Джеймс.
В гостиной Лиаха тоже не наблюдалось. Джеймс решил выглянуть на улицу, так на всякий случай. И выйдя на крыльцо, увидел Лиаха, сидящего на ступеньках и, явно, о чем то сосредоточенно думающего. Джеймс неслышно подошел к нему и сел рядом.
- Замерз, наверное …-  он развернул одеяло, в которое был закутан и накрыл обнаженные, уже покрытые мурашками, от холода, плечи Катце. Утро было прохладным и свежим.
Вот так укрывшись одним одеялом, они просидели с минуту в полной тишине. Потом Джеймс решил нарушить молчание, ему как-то было уже совсем неловко. Заметив на ступеньках пачку сигарет, он потянулся к ней и, вытащив одну сигарету и зажигалку, спросил  - Не простив? – и закурил. Медленно делая затяжку, Джеймс думал, с чего бы начать разговор. Хотя, говорить, почему-то вообще не хотелось. А вот так просто, посидеть рядом с Катце, очень даже. Джеймс положил голову ему на плече и заговорил
  – Я хочу, что бы ты знал. Я не считаю, глупостью, или ошибкой то, что между нами произошло. И совсем не сожалею, о случившимся. Просто я… Для меня утреннее пробуждение было немного неожиданным и, да, слегка шокировало меня…Мы же с тобой никогда… - Джеймс улыбнулся – Я и предположить не мог, что наша встреча закончится именно так, как она закончилась. И… – Джеймс легко толкнул Катце плечом - Катце, ну скажи что-нибудь. А то, у меня такое чувство, что я опять оправдываюсь. Только не знаю перед кем. – И вопросительно посмотрел на красивый профиль Катце, ожидая ответа.

Отредактировано Джеймс Стивенсон (2007-06-08 18:51:21)

38

К моменту, когда его плечи накрыло теплое одеяло, а к боку прислонился такой же теплый Джеймс, Лиах выкурил две сигареты. Окурки аккуратно лежали у ног, ожидая того, что их потом прихватят и выкинут. Катце все это время перебирал воспоминания прошедшего вечера, словно драгоценные камешки в любимой шкатулке. Вынимал их, любовался игрой света на их гранях и убирал обратно. А еще перебирал варианты, как все это можно было бы остановить. "Бы". Наверно отреагируй так, как отреагировал Джеймс, кто-нибудь другой, Катце бы не задумываясь забрал бы свои воспоминания и просто ушел. "Принимай то, что посылают тебе Звезды", - так он жил с самого детства. - Но теперь мне кажется, что я не умею ценить того, что у меня есть.... Или наоборот умею? Катце встряхнул волосами и чуть наклонил голову, так, что бы увидеть глаза Джеймса. Нет, он не покинул дом писателя, когда тот сказал, что "не хотел". Джеймс был одним их немногих, кто поподал в список любимых людей. А если любимый человек запутался, то ему следует помочь, а не бросать.
- Спасибо, - улыбнулся Лиах, а мякгая улыбка отразилась в его глазах. - Залюбовался видами и заседелся, - чуть повел плечами, закутываясь в одеяло удобнее. - Прости, что не понял тебя. Действительно не понял, что для тебя все это может быть шоком... ну, в смысле ... - Катце снова поднял лицо к небу. Было спокойно и уютно сидеть вот так на крыльце, вдыхать вкусный запах сигарет и волос Джеймса. - Наверно я привык легко принимать все что происходит... - Лиах запнулся не понимая к чему ведет. - И знаешь, иногда полезно переходить на новый уровень в отношениях, - Катце как-то тихо хихикнул и снова посмотрел на друга. - Список того, в чем мы можем положиться друг на друга расширился, ты не находишь? - и все-таки рассмеялся абсурдности ситуации. Ну где это видано, что бы два взрослых мужика сидели на крылечке и втирали друг другу истины, которые оба знают, но осознать не могут. Ведь то что произошло вчера, было необходимо обоим. Лиах это чувствовал. Может быть, когда-нибудь .....

39

Джеймс внимательно смотрел в глаза Лиаху, пытаясь понять, осмыслить то, что только что сказал его друг. Он не совсем понимал, что смешного нашел Лиах в этой ситуации. Ему было совсем не смешно. Но смех Катце, был настолько заразителен, что Джеймс сам не понимая, почему улыбнулся.
- Ладно, уж, хватит – Джеймс уже смеялся вовсю – Какой это еще список, он у тебя что, где-то записан? – Вдруг Джеймс перестал смеяться и, посмотрев очень серьезно в глаза Лиаху, сказал – Ты же знаешь, ты всегда можешь на меня положиться и во всем. – И притворно обиженно добавил – А ты оказывается, и список составил, так еще и не полный. Нда. И это мой единственный друг. -  С этими словами Джеймс демонстративно отвернулся от Катце, при этом одеяло, укрывавшее их, осталось только на Лиахе.

40

Следующее движение Лиаха было спонтанным и необдуманным. Как и всегда. Он протянул правую руку, сжимая в ней край одеяла, обхватил Джеймса поперек груди и притянул к себе, так, что блондин упал спиной на друга, оказавшись в объятиях сильных рук и одеяла, а головой на левом плече, смотря на Катце снизу вверх.
- Ну да, список, - улыбнулся Шенно во все свои 32 жемчужных зуба. - И он записан у меня в голове. Прямо под черепной коробкой, - Лиах разошелся во всю. - И как писатель мог бы и не понимать меня буквально, - мужчина вытащил одну кисть из-под одеяла и указательным пальцем несильно нажал на кончик носа Джеймса. - Вот почему ты уехал, ничего не сказав?


Вы здесь » Dark Kingdom - Splinters of Souls » Жилые районы » Дом Джеймся Стивенсона